Большое интервью Элвина Грея

Часть первая

Elvin Grey

28-летний уроженец Уфы Радик Юльякшин, известный как Элвин Грей, продолжает покорять сердца местной аудитории и вызывает массу споров и дискуссий о своем творчестве. В интервью «БИЗНЕС Online» Юльякшин рассказал о том, что фактически перебрался на ПМЖ в Казань и надеется собрать 7 тыс. зрителей на осеннем концерте в местном Дворце спорта, а также о планах покорения федеральных теле- и радиоэфиров и своей музе.

— Радик, обычно вы приезжаете в Казань только на свои концерты, а какая цель нынешнего визита?

— Приезд в Казань... Можно сказать, что я уже сюда перебрался...


— Даже так? То есть Элвин Грей — это теперь казанский артист или уфимско-московско-казанский?

— Нет, мы все-таки из Москвы приехали. И этот проект готовился не год и не два, на самом деле он готовился очень долго, зарождался еще в 2010–2011 годах и только сейчас реализовался. Мы очень долго работали, очень долго старались понять, что же нужно публике в Татарстане, изучали, какая публика нас слушает. Так получилось, что в настоящее время наша аудитория — от 3 до 80 лет. И женщины, и мужчины, и девочки, и мальчики...
Но, чтобы все это было, чтобы привлечь слушателей, мы работали день и ночь, без отдыха. Мы любим свое дело, мы фанаты своего дела, потому относимся к этому с любовью. Улетевшие музыканты, в общем...

— А как вообще появилась идея со своей музыкой покорять Казань и Татарстан?

— Мы работали в Москве, готовили альбом. И я говорю нашему продюсеру Александру Викторовичу Слюсаренко: «Поехали в Казань — настало время: люди сейчас уже будут ходить на концерты». Он говорит: «Нет, подожди, еще время не то, нужно работать». Я сказал, что нет, что хочу вырваться на новый уровень...
В итоге думали, что приедем, 20 дней будем давать концерты в республике, более-менее познакомимся с эстрадой, с публикой. Приехали — 20 дней, потом еще 20, потом еще 40, потом 60... И уже год, как мы застряли в Казани. И очень рады, что остались здесь, остановились. Публика очень тепло нас приняла. Первый концерт дали в филармонии. Только билеты завозим — тут же их не остается, раскупают. Потом второй концерт... Затем берем зал побольше, после — еще больше. Со временем это нарабатывается. Мы понимаем, что настало время...

— Сможете объяснить парой предложений: в чем феномен артиста Элвина Грея? Почему здесь, в Татарстане, мы наблюдаем ваш бешеный успех и заполненные залы?

— Я еще раз говорю: наверное, это больше не феномен, а просто трудолюбие: мы любим свою работу, мы трудились над этим очень много лет, только после этого получился такой финал... А «феномен» — непонятное слово.
Думаю, что на татаро-башкирской эстраде мы просто заняли свою нишу, которую никто не затрагивал. Вы понимаете, в Татарстане 600 артистов. Честно скажу, без обид: я всех еще запомнить не могу. Запомнил только тех, с кем пою дуэты... Так что артистов очень много! И такое чувство, будто бы они все поют в одном направлении — чуть ли не одна и та же аранжировка: баян, курай, но все однообразно. А есть же много стилей! Есть попса, R'n'B, рок, дэнс, хип-хоп... ну очень много стилей! А они вот взяли один стиль и уже на протяжении20–30–40–50 лет делают одно и то же.
Я подумал: неужели наш народ не поймет новую музыку? Мне очень многие говорили: тебя не поймут, ты только для молодых, твоя музыка непонятная... Но мы почему-то были уверены, что нас поймут. Сейчас на наши концерты приходят бабушки, дедушки (лет по 60–70), а у нас играет трэп (а это только басы, низы). Казалось бы, они должны были встать и уйти, но нет: они сидят до конца, так же качаются. А ведь они выросли на Докторе Албане — в свое время они тоже тусили... И сейчас, как мне кажется, этого не хватает. Мы просто заняли свою нишу, но еще много свободных ниш. Остальные могут так же успешно гастролировать, так же работать...

— А какие музыкальные ниши свободны?

— Например, R'n'B...

— Значит, и Элвину Грею можно составить конкуренцию на его поле?

— Конечно, почему бы и нет?

— Получается, что вы развенчали миф о консерватизме татарской публики.

— Все одинаковые люди. Мы все слушаем «Европу Плюс», «Русское Радио». Наши уши привыкают к такому звучанию. А вот эстрада наша осталась в старом времени. Наш народ — татары и башкиры — все слушают. Мы же слушаем европейскую музыку — хитовую, популярную. Неужели наш народ не поймет? Поймет! Просто нужно делать, всегда искать что-то новое, всегда экспериментировать, не бояться этого... У меня такое чувство, что все боятся этого: ой, а вдруг не поймут, а вдруг не придут? Конечно, не придут, если так думать.

— Сначала вы опробовали свой стиль на уфимской аудитории?

— Да. Но там совсем большая разница. Если Татарстан отстает в музыкальном плане, например, на 40 лет, то там отстают еще на 70 лет, можно сказать. Там эстрада встала — и все. А если взять татарский шоу-бизнес, то здесь уже артисты гастролируют по всей России. А если там выходит артист, то он гастролирует максимум по Башкортостану.
Если вы знакомы с шоу-бизнесом, то знаете, что многие как раз из Башкортостана переезжают в Татарстан, становятся здесь большими артистами и гастролируют по всей России.

Читайте продолжение интервью здесь

«БИЗНЕС Online»






Потрясающий день рождения Элвина Грея

Премия TMTV 2018

Концерт «Звёзды востока»...

Элвин Грей купил дом Таиланде...

«Татар Жыры – 2017»...

Полный Дворец Спорта собрал в Казани Элвин Грей

Допелся до «Заслуженного...

Элвин Грей открыл продюсерский центр